Seyed Rasoul Mousavi

نوامبر 26, 2009

БУДУЩЕЕ КАСПИЙСКОГО МОРЯ

Проведение 16 октября 2007 года Второго саммита глав прикаспийских государств считается крупным успехом дипломатической службы Исламской Республики Иран, поскольку первый саммит, состоявшийся в апреле 2002 года в Ашхабаде, не только не дал конкретных результатов, но и серьезно взбудоражил политическую обстановку и ситуацию с безопасностью в регионе. На Тегеранском саммите главами прикаспийских государств был принят второй политический документ в составе 25 статей и одного раздела.  Этот документ, можно сказать, предопределил будущее Каспийского моря как продолжение движения по карте, разработанной на Тегеранском саммите.

Краткое содержание.

Введение

Пожалуй, не найти еще одного такого географического объекта как Каспийское море, которому на протяжении веков многократно давались разные имена, и не следует удивляться, если мы скажем, что в различных исторических и географических документах  Каспийское море имело более тридцати шести разных названий[1]. Это связано с тем, что и в отдаленные времена и даже вплоть до второй половины девятнадцатого века, транспортные пути не были такими развитыми и удобными, как сегодня,  и народы, населявшие побережье Каспия, имели крайне ограниченные связи между собой, и различные племена, проживавшие в отдаленных друг от друга местах, называли это море по- своему, и каждый народ по разному. Сами эти земли также назывались по-своему, и зачастую даже отдельные участки одной реки или горной системы тоже назывались по-разному. Именно поэтому Каспийское море на протяжении веков носило разные названия. В какой-то период море называли одним именем, а затем в силу языковых особенностей местного населения, проживавшего на побережье, получало название местности или городов, стоявших на берегу моря (Мофахам Паян, 38:1375).

Каспийское море: Исторический экскурс

Первое описание Каспийского моря встречается в трудах Геородота (407-484), который говорит, что это море является абсолютно замкнутым, и не имеет связи ни с какими другими морями (Там же, 55). Первые карты Каспийского моря  изображают его круглым, в форме залива, сообщающегося с Северным ледовитым океаном (там же, 59). В соответствии с историческими документами, относящимися к шестому веку до нашей эры, Каспийское море всегда составляло часть водного пространства иранской земли. При этом в начале девятнадцатого века, вслед за первыми и вторыми ирано-русскими войнами, в частности, после поражения Ирана и подписания в 1828 году Туркманчайского договора, наряду с утратой значительных территорий и навязанных тяжелых условий капитуляций Иран лишился права иметь военные корабли на Каспийском море, в результате чего это море оказалось под военным контролем России.

Изменения, произошедшие в результате первой мировой войны, развал царской России и приход к власти большевиков привели к возникновению новой военно-политической ситуации вокруг Ирана. Одним из таких важных изменений стало аннулирование революционной властью России колониальных договоров царской России и заключение 26 февраля 1921 года нового договора о дружбе и добрососедстве с Ираном, который придал отношениям Ирана и Советской России на Каспийском море новую форму. Позднее, с подписанием 25 марта 1940 года Договора о торговле и мореплавании на Каспийском море косвенным образом был сформулирован правовой статус Каспийского моря (Эгбаль Аштияни, 1378, 671-673).

Договора 1921 и 1940 гг. вплоть до распада СССР в 1991 году составляли правовую основу ирано-российских отношений на Каспийском море. При том, что Советский Союз в силу своего военно-морского превосходства за счет несправедливого трактования договоров пользовался большими преимуществами на Каспийском море, и несмотря на то, что текст Договора 1921 года был проникнут духом равноправия, тем не менее фактически отмечалось одностороннее преобладание Советского Союза на Каспии, в частности, в военном отношении и в области безопасности (Мофахам Паян, 312).

Лишена принципиальной основы трактовка, данная в соглашении 1964 года о воздушном сообщении, в том числе положение об установлении морской границы по воображаемой, надуманной линии Астара- Гасан-Кули, которая используется исключительно для определения границ зоны полетных данных. Это положение относится к числу односторонних, лишенных принципиальной основы и несправедливых толкований ирано-советских договоров. Эта придуманная линия была проведена  на основании секретной внутренней советской директивы, и о ней не была информирована иранская сторона. В соответствии с этой директивой границы между советскими прикаспийскими республиками были проведены по морской разграничительной линии с тем, чтобы их нефтяные разработки в море  не заходили за пограничную черту других республик. На юге ограничительная линия в море совпадала с указанной воображаемой линией.

Распад СССР и возникновение новых независимых государств в бассейне Каспийского моря привели к формированию новой политико-экономической и военно-стратегической ситуации в Каспийском море. Произошли многочисленные изменения в политической географии региона, в результате чего у нашей страны в районе Каспийского моря появились новые возможности, и в то же время перед нами оказались новые вызовы. Разница в позициях и подходах новых независимых государств к самоидентификации и своей роли и месту, к роли и месту региона и к событиям в мире привела к еще большему усложнению ситуации в зоне Каспийского моря.

Исламская Республика Иран сначала попыталась использовать возможности встречи глав государств-членов Организации Экономического Сотрудничества (ECO), состоявшейся в Тегеране 17 февраля 1993 года. На эту встречу  была приглашена Россия, которая была представлена на уровне посла. На этой встрече в качестве основы и фундамента для региональной интеграции было выдвинуто предложение о создании Организации сотрудничества  Каспийского моря, которая  предотвратила бы расхождение между странами Каспийского региона. Однако, в результате односторонних шагов стран Каспийского бассейна по разработке природных ресурсов, в частности, запасов углеводородов ситуация в регионе стала развиваться по другому сценарию. Вмешательство внерегиональных держав, в том числе присутствие США и западных нефтяных монополий, привело к тому, что составные факторы, ведущие к расхождению, стали воздействовать более сильно, чем составные, ведущие к интеграции в регионе, причем таким образом, что оказали воздействие на политическую литературу. В состав терминологии, употребляемой в политических статьях, публикуемых в изданиях стран региона, вошли такие понятия как «вызовы, угрозы, кризисы, загадка, растерянность, препятствия, сложности, море недоверия, море раздора, Каспийские иллюзий, Каспийская рулетка и распродажа Каспия» (Дамирчилу, Ежеквартальный журнал изучения Центральной Азии и Кавказа, № 53, стр. 160-181), и бывший президент Туркмении Сапармурад Ниязов, выступая на заключительном заседании саммита глав прикаспийских государств в в Ашхабаде (22-23 апреля 2002 г.), коснувшись будущего Каспийского моря, сказал: «Каспийское море пахнет кровью» (Мусави, газета «Иран», сентябрь-октябрь 2007 г., 6).

Правовой статус Каспийского моря

Взаимосвязанность совокупных интересов стран бассейна Каспийского моря обусловливает следующее обстоятельство. Все пять государств должны учитывать  реальность того, во-первых, Каспийское море имеет одну географическую особенность – это море является закрытым. По этой причине ни одна из стран не может в индивидуальном порядке выделить и сформулировать только свои особые и исключительные национальные интересы, связанные с Каспием, и при этом стремиться, опираясь только на свою национальную силу и мощь обеспечить такие интересы. Во-вторых, ущерб и убытки от  индивидуальных  действий может привести к  колоссальному ущербу для всего региона и для всех стран, включая саму страну, которая попыталась добиться обеспечения своих интересов. Стран Каспийского бассейна, несмотря на различия в понимании и толковании всех проблем, связанных с Каспийским морем, сходятся по одному глобальному вопросу: юридический статус Каспийского моря, который охватывает многочисленные аспекты и проблемы Каспия, должен быть разработан на основе консенсуса. Поэтому по договоренности прикаспийских государств сформированы пять комиссий, работающих над решением следующих вопросов, которые составляют основу для регионального сотрудничества в бассейне Каспия (Дамирчилу, выше):

  1. Комиссия по юридическому статусу Каспийского моря
  2. Комиссия по вопросам научных исследований и контроля за колебанием уровня воды в Каспийском море
  3. Комиссия по транспорту
  4. Комиссия по рыболовству, или комиссия по биоресурсам
  5. Комиссия по защите окружающей среды.

Специалисты прикаспийских государств проводят рабочие заседания в рамках указанных комиссий с целью установления точек совпадения интересов и нахождения путей расширения  регионального сотрудничества и путей расширения национальных интересов путем регионального сотрудничества (Дехган, 1384,169-170).

В части организации заседаний  комиссий не существует постоянного согласованного порядка. Комиссия по защите окружающей среды  хорошо продвинулась в своей работе, что позволило разработать и подписать Тегеранскую конвенцию по защите экологии Каспийского моря. Однако другие комиссии, за исключением комиссии по разработке юридического статуса, практически серьезно не работали, пребывая в ожидании прояснения всех вопросов, разработки и принятия Конвенции о юридическом статусе Каспия   (Дамирчилу, выше).

Поясняя терминологию, которая относится вопросу разработки юридического статуса Каспийского моря, необходимо отметить то обстоятельство, что после распада Советского Союза Иран и Россия, ссылаясь на договора 1921 и 1940 гг., заявляли, что юридический статус Каспия существует, и его нужно только несколько шире раскрыть или дополнить. Однако Туркменистан, Казахстан и Азербайджан, ссылаясь на то, что указанные договора были заключены только между Ираном и Советским Союзом, и не распространяются на эти государства, отказывались их признавать. Но после долгого обсуждения, сходя из принципа, гласящего о государствах-правопреемниках, а также с учетом Алмаатинской декларации 1994 года, в которой говорилось об обязательствах стран-правопреемниках СССР, была достигнута общая договоренность  о том, что указанные два договора будут считаться действующими до разработки юридического статуса Каспийского моря, который будет основан на консенсусе пяти прикаспийских государств, хотя каждая из стран выбрали разные подходы к определению степени действия этих договоров. Существует много споров вокруг юридического статуса Каспийского моря, круг спорных вопросов очень обширен, однако важнейшей проблемой  является вопрос суверенитета каждой из стран региона в Каспийском море. Можно сказать, что в случае достижения договоренности по этому вопросу остальные проблемы решать будет проще. По вопросу суверенитета каждой из стран существует много самых разных толкований. Россия защищает тезис об общей водной поверхности Каспия и о разделе дна моря на основе видоизмененной срединной разделительной линии с учетом протяженности береговой полосы. Казахстан вместе с Азербайджаном защищает тезис о полном разделе водной поверхности и дна моря. Туркмения придерживалась разных точек зрения, от тезиса о полном разделе до тезиса, аналогичного российскому. В настоящее время после длительных переговоров достигнута некоторая степень консенсуса: все страны защищают тезис об общей водной поверхности (за исключением территориальных вод и рыболовных зон) и о разделе дна без применения принципа суверенитета. Исламская Республика Иран  заявила, что доработка юридического статуса Каспийского моря должна быть сделана   на основе договоров 1921 и 1940 гг. На этой основе главным приоритетом Ирана является признание поверхности моря полностью общей, и если остальные четыре страны не признают принципа общей водной поверхности, Иран примет тезис о разделе при условии соблюдения принципа справедливости, и в этом случае доля Ирана в Каспийском море должна составить около 20%.

Продолжая рассмотрение вопроса раздела дна и поддонного пространства моря, а также принимая во внимание то обстоятельство, что в договорах 1921 и 1940 гг. вопросы раздела дна и поддонного пространства моря и ресурсов Каспийского моря не отражены, страны каспийского бассейна определяют порядок раздела моря, руководствуясь соображениями своих национальных интересов. Последняя ситуация, отражающая позиции стран по вопросу раздела, выглядит следующим образом:

Россия считает, что водная поверхность должна быть общей для всех стран, а дно и поддонное пространство должно быть поделено не по территориальным критериям, а на основе ресурсов. При этом понимается, что если, подземные ресурсы, например, нефтяные месторождения будут расположены в разделенном секторе, то они будут принадлежать соответствующей стране, а на дно моря суверенитет распространяться не будет, и подводные лодки могут плавать в этой зоне. Позиция Казахстана в определенной степени близка  к российской позиции, однако Азербайджан и Туркмения уже давно защищают тезис о разделе дна по принципу зоны суверенитета и исходя из территориальных критериев и принципа суверенитета. Однако в настоящее время, после длительных переговоров они отказались от этой идеи, и, подобно Ирану и России, придерживаются тезиса о разделе без учета критериев суверенитета. Исламская Республика Иран не против сохранения водной поверхности в качестве общего владения и не против раздела дна, однако выступает за раздел дна и поддонного пространства в пределах  20%.

Для Исламской Республики Иран важный вопрос о 20% не просто проблема раздела поверхности и дна Каспийского моря между пятью прикаспийскими государствами, но является вопросом применения существующих международных критериев при разграничении морей с учетом береговой линии, выдающейся или углубляющейся внутрь, на основе модифицированной средней линии, что с учетом различных географических и временных условий составляет от 19,07 до 20,01% от всего моря (Дамирчилу, см. выше).

Кроме официальной позиции Исламской Республики Иран по Каспийскому морю и ее упорства по вопросу раздела по модифицированной средней линии, которая включает долю в переделах около 20% на Каспии, существует также два разных определения максимума и минимума зоны иранского суверенитета на Каспийском море, которые требуют краткого пояснения.

Определение «максимальной зоны юрисдикции» Ирана в Каспийском море, которое базируется на собственном толковании договоров 1921 и 1940 гг., позволяет полагать, что, поскольку в Договоре о добрососедских отношениях и дружбе между Ираном и РСФСР от 26 февраля 1921 г. и в Договоре о торговле и мореплавании в Каспийском море 25 марта 1940 года и в приложениях к ним Каспийское море называется ирано-советским морем, то таким образом оно является общим морем, и две страны пользуются в Каспийском море равными правами. После распада СССР в соответствии с принципом правопреемственности государств, а также с учетом Алмаатинской декларации, поскольку новые независимые прикаспийские государства, т.е. Туркмения, Азербайджан, Казахстан и Россия являются правопреемниками обязательств Советского Союза, поэтому доля Ирана, которая в Советский период составляла половину Каспийского моря, сохраняется нетронутой, а вторая половина делится между четырьмя государствами – Туркменией, Азербайджаном, Казахстаном и Россией.

Сторонники этой концепции уподобляют проблему юридического статуса Каспийского моря для новых независимых государств, отделившихся от СССР, с умершим отцом, и хотят в качестве наследников  помимо своего наследства установить также и права своих соседей. С точки зрения сторонников этой концепции, доля Исламской Республики Иран на всем море  с юга на север и с востока на запад составляет 50% в качестве совместного владения и в качестве общего владения в плане ресурсов и предполагаемых прав, включая пространство над морем, водное пространство, дно и поддонное пространство (каждая горсть земли и каждая капля воды, за исключением исключительных зон рыболовства в 10-мильной прибрежной зоне.

Концепция минимальной зоны суверенитета Ирана, которая строится на иностранном толковании (соседей по Каспийскому морю), исходит из практики, существовавшей между пограничниками Ирана и Советского Союза. В рамках этой концепции понимается, что поскольку в советскую эпоху использовалась насильно навязанная линия, с применением силы и нажима, без каких-либо документов и карт, поэтому доля Ирана составляла пространство, определенной воображаемой линией между Астарой и Гасан-Кули. Соответственно проходящая между точками на суше морская  линия одновременно считалась и общей ирано-советской границей в Каспийском море. Защитники этой концепции так и не смогли найти каких-либо документов, подтверждающих  их претензии на существование договоренности о признании границы между СССР и Ираном до распада СССР. При этом они полагают, что могут, вместо того, чтобы считать себя правопреемниками прав и обязанностей СССР, быть преемниками советской имперской политики, что невозможно в силу принципа радикально изменившихся условий. Фактически дело заключается в том, что реальные интересы Ирана находятся посередине, между концепциями максимума и минимума, поскольку ни одна из изложенных концепций отдельно не может обеспечить национальные интересы Ирана.

Постановка вопроса о принятии концепции максимума является нереалистичной, по той причине, что невозможно юридически обосновать принцип общего Каспийского моря, ссылаясь на договора 1921 и 1940 гг. (хотя ставить этот вопрос и возможно из политических соображений), тем более что на основе этого предположения нельзя будет на основе определения  «общее море» доказать, что это определение означает также раздел моря на две части по 50%. Точно также, с учетом существовавшей до распада СССР практики асимметрии между Ираном и Советским Союзом, а также с учетом геополитических реалий, возникших после получения независимости прикаспийскими государствами, все специалисты по международному праву лишились возможности разработать реальную схему правового статуса Каспийского моря на основе концепции максимума на основе зоны суверенитета Ирана, не вступая одновременно в противоречие с основами права, касающимися радикального изменения условий, справедливости, прав и обязанностей государств – правопреемников, права на территориальный и национальный суверенитет государств. ( При толковании концепции максимума на основе зоны суверенитета, морская граница Исламской Республики Иран с Туркменистаном и Азербайджаном будет располагаться на половине территориальных   вод этих государств).

Постановка вопроса о принятии концепции минимума также является нереалистичной, поскольку противоречит принципам и духу договоров 1921 и 1940 гг. и текущей практике прошлого. Неиспользование Ираном своих четко обозначенных в этих договорах прав, обусловленное дисбалансом военной силы и технических и технологических возможностей Ирана и Советского Союза, не может по правовым соображениям стать причиной  непризнания прав Ирана  во всем Каспийском море. Однако вопрос заключается в том, где находится та середина между двумя концепциями максимума и минимума, которая обеспечит национальные интересы Ирана? Официальная позиция Исламской Республики Иран по вопросу раздела Каспийского моря строится  на комбинированном подходе. Особенности такого комбинированного подхода  сводятся к принципу уникальности Каспийского моря, а также берут за образец  существующую мировую практику,  обычаи и некую среднюю величину между определением максимума и минимума зоны суверенитета Исламской Республики Иран. Этот подход базируется на научном и экспертном определении, с учетом описания правовых принципов, используемых при разграничении  территориальных морских вод (См. Мусави, выше).

Помимо общих рассуждений об определении общего моря и раздела водного пространства, дна и поддонного пространства в рамках проблемы разработки юридического статуса Каспийского моря есть еще одна  проблема, заключающаяся в установлении исключительных зон рыболовства и в установлении границ территориальных вод. По этому вопросу также существуют расхождения во взглядах, в частности, по вопросу 10 или 25-мильной морской зоне. Прикаспийские государства  имеют на этот вопрос разные взгляды. Впрочем, в договоре 1940 года для рыболовства на водном пространстве Каспийского моря для Ирана и Советского Союза установлена   10-мильная      исключительная зона

Тегеранский саммит. Успех дипломатии Исламской Республики Иран

Проведение второго саммита глав прикаспийских государств 16 октября 2007 года следует считать большим успехом для дипломатии исламской Республики Иран, так как первый саммит, прошедший в апреле 2002 года в Ашхабаде не только не принес конкретных результатов, но наоборот, серьезно взбудоражил политическую обстановку и ситуацию с безопасностью в регионе, причем до такой степени, что тогдашний президент Туркмении Сапармурад Ниязов, выступая в качестве председательствующего на заключительном заседании саммита глав прикаспийских государств в Ашхабаде сказал: «Каспийское море пахнет кровью», а президент России Путин из Ашхабада направился в Астрахань, где провел региональные военные учения с участием более 60 российских военных судов, десятков боевых  самолетов и нескольких тысяч российских  военнослужащих. Эти военные маневры прошли в районе, который с точки зрения выраженных на саммите в Ашхабаде позиций находится за пределами российской части Каспийского моря. Россия, проводя эти маневры, не объявила об их какой-то определенной цели, однако в интервью, в выступлениях и в различных аналитических материалах, появившихся в российских источниках, отмечались такие цели как стабилизация Каспийского моря, Дагестана и Северного Каспия, антитеррористические операции в Каспийском море, охрана коридора «Север-Юг», защита энергетических ресурсов Каспийского моря, борьба с  контрабандой наркотиков и поисковые операции в чрезвычайной ситуации. Учитывая, что российские военные маневры проводились в закрытом море, а также принимая во внимание военное превосходство российских военно-морских сил, можно придти к выводу, что недостижение взаимопонимания  в рамках  региона в Каспийском море фактически материализовало предвидение Ниязова от том, что Каспийское море пахнет кровью, а обстановку в регионе сделало ненадежной для всех стран региона.

Саммит глав прикаспийских государств в Ашхабаде завершился без принятия какой-либо декларации, хотя в ходе саммита было решено провести очередной саммит в Тегеране, после чего в Москве 7 апреля 2003 года на встрече министров иностранных дел прикаспийских государств была достигнута договоренность о проведении второго саммита глав прикаспийских государств во второй половине 2004 года в Тегеране, который был отложен из-за смерти президента Туркменистана Сапармурада Ниязова и президента Азербайджана Гайдара Алиева. Наконец, после проведения работы экспертов и саммита министров иностранных дел 16 октября 2007 года в Тегеране состоялся саммит глав всех прикаспийских государств.

На этом саммите была принята Тегеранская декларация в качестве первого политического документа между президентами прикаспийских государств. Декларация состоит из преамбулы и 25 статей, в том числе важнейшими положениями этой декларации являются следующие:

  1. Стороны заявили, что Каспийское море должно использоваться только в мирных целях, и все вопросы, касающиеся Каспийского моря, будут решаться прибрежными государствами мирными средствами. Стороны подтвердили, что их вооруженные силы не будут использоваться для нападения против какой-либо из сторон.
  2. Стороны подтвердили, что ни в коем случае не позволят другим странам использовать свою территорию для вторжения и для прочих военных действий против любой из  других сторон.
  3. Стороны договорились, что вплоть до согласования нового юридического статуса Каспийского моря на его пространстве должен осуществляться согласованный порядок судоходства, рыболовства и проход судов только под флагами прикаспийских государств на основе осуществления их суверенных прав.
  4. Стороны также подтвердили неотъемлемое право всех стран-членов Договора о нераспространении ядерного оружия на развитие исследований, производство и использование  ядерной энергии в мирных целях без  дискриминации в рамках положений указанного договора, а также процедур и механизмов Международного агентства по атомной энергии.
  5. Стороны подтвердили свою приверженность развитию широкого двустороннего и многостороннего сотрудничества  в области борьбы с терроризмом, с нелегальным перемещением наркотиков и оружия, с международной организованной преступностью с использованием в качестве главного  координатора Организации Объединенных Наций на основе точного соблюдения признанных принципов и правил международного права (Сабер, Ежеквартальный журнал изучения Центральной Азии и Кавказа, № 6, стр. 85-99).

Анализируя Тегеранскую декларацию, можно сказать, что важнейшим достижением Тегеранского саммита стало внимание к безопасности и стабильности региона. Также в числе важнейших результатов саммита стала атмосфера взаимопонимания и сотрудничества в регионе. К другим важным достижениям Тегеранского саммита можно отнести  следующие моменты:

  1. Впервые все пять государств откровенно заявили, что юридический статус каспийского моря должен быть основан на консенсусе прибрежных государств.
  2. Согласие по вопросу судоходства, рыболовства и проходу судов только под национальными флагами прикаспийских государств.
  3. Запрет на проход судов под флагами других государств, кроме прикаспийских.
  4. Запрет на использование вод и территорий одной страны против другой страны в Каспийском бассейне.
  5. Отказ от применения военной силы и ограничение на военное использование Каспийского моря при отсутствии враждебных намерений
  6. Расширение энергетического и транспортного сотрудничества, а также использование евразийского канала
  7. Сотрудничество в борьбе с терроризмом, контрабандой наркотиков и организованной преступностью.

Кроме названных моментов, была оказана поддержка ядерной программе Исламской Республики Иран в той тяжелой для нас политической атмосфере, господствовавшей в отношении нашей страны. Можно сказать, что присутствие в Тегеране президентов стран региона, в том числе Владимира Путина, с учетом сильнейшей пропаганды в целях противодействия их поездки в Тегеран для проведения Саммита, наряду с вышеперечисленными достижениями, можно расценить как важный успех Исламской Республики Иран.

Исламская Республика Иран в рамках достижения целей Тегеранского саммита предложила подписать пятистороннее соглашение под названием «Формирование атмосферы доверия и стабильности в Каспийском море» и передала свой проект этого документа остальным прикаспийским государствам. В соответствии с этим предложением, во-первых, нужно установить пропорцию между уровнем возможных общих угроз и уровнем существующих вооружений и военной силы и, во-вторых, необходимо создать подходящий механизм  и предусмотреть соответствующие военные меры, меры обеспечения правопорядка и безопасности при осуществлении совместного контроля и введении указанных ограничений.

Инициативное предложение Ирана было включено в повестку дня обсуждения прикаспийскими государствами. После этого на 15-м заседании специальной рабочей группы по разработке юридического статуса, которое состоялось в Астане, по предложению принимающей стороны (Казахстана) косвенно было решено, чтобы в конвенции о юридическом статусе Каспийского моря было проведено  различие между наличием ограниченных и приемлемых вооруженных силах пропорционально возможным общим угрозам в Каспийском море. В этой связи было решено рассмотреть и принять решение по вопросам военной силы в Каспийском море на будущем саммите глав в Баку. Конечно, ясно, что этот вопрос и тегеранские договоренности о сотрудничестве в области безопасности с целью обеспечения стабильности  в Каспийском море, вопросы военного сотрудничества, борьбы с контрабандой наркотиками, нелегальной торговлей людьми и с организованной преступностью на будущем саммите глав станут основой будущих переговоров.

Еще один вопрос, рассматривавшийся на Тегеранском саммите, касался предложения Исламской Республики Иран о создании Организации экономического сотрудничества прикаспийских государств (наподобие аналогичной организации стран бассейна Черного моря). Это предложение было принято участниками саммита, и в соответствии с договоренностью первое экономическое заседание стран бассейна Каспийского моря состоялось в 2007 г. в Астрахани. На этом заседании были рассмотрены и согласованы многочисленные вопросы регионального экономического сотрудничества (Сабер, см.выше).

Выводы

После распада СССР  и появления новых государств в бассейне Каспийского моря для Исламской Республики Иран  в этом регионе возникли различные новые возможности и новые вызовы. Пересечение интересов стран региона, с одной стороны, а также индивидуальная интерпретация каждой из стран своих национальных интересов создало сложную ситуацию. Страны каспийского  региона признают превалирование своих интересов в направление создания региональных механизмов и интеграции, однако складывающаяся ситуация вынуждает, чтобы каждая стран в отдельности индивидуально искала  свои выгоды.

Сразу же после распада Советского Союза появилась разная интерпретация Каспийского моря как объекта и интересов отдельных прикаспийских государств, которые столкнулись с проблемой под названием  юридический статус Каспийского моря. Эта проблема возникла на базе разного толкования  договоров 1921 и 1940 гг., и с течением времени появились разные блоки толкований этих договоров.

Саммит глав государств Каспийского бассейна, состоявшийся в Тегеране  16 октября 2007 года, считается важным поворотным моментом во всем комплексе различных и противоположных подходов к проблемам Каспийского моря, поскольку все пять прикаспийских государств договорились по целому ряду принципиальных вопросов, которые нашли отражение в Тегеранской декларации.

Если Тегеранский саммит стал  крупным успехом Исламской Республики Иран в области Каспийского моря, то это произошло не только исключительно по той причине, что удалось решить целый комплекс вопросов, по которым сохранялись разногласия, а также отразить эти согласованные вопросы в Тегеранской декларации. Здесь стало крайне важным то, что саммит был проведен в специфических условиях международной политической обстановки, в условиях, когда западные страны  под руководством США пытались доказать, что Исламская Республика Иран находится в изоляции. Проведение Тегеранского саммита доказала несостоятельность их позиции.

Использованные источники и литература

  1. Аббас Эгбаль Аштияни и Багер Амели, История Ирана после становления ислама от начала распространения и до падения династии Каджаров и периода правления Пехлеви. Тегеран, Издательство «Намак», 1378 г.
  2. Моджтаба Дамирчилу, Взгляд Ирана на изменение юридического статуса Каспийского моря. Ежеквартальный журнал изучения Центральной Азии и Кавказа, № 53, весна 1385 г.
  3. Фатхолла Дехган, Каспийское море и национальная безопасность, Тегеран, Институт художественной культуры «Башир», 1384 г. Необходимо пояснить, что между пятью прикаспийскими государствами отсутствует единая точка зрения на создание пяти комиссий. Некоторые считают, что создание пяти комиссий не требуется.
  4. Маджид Сабер, Взгляд Ирана на Каспийское море, создание атмосферы доверия, безопасности и стабильности. Ежеквартальный журнал изучения Центральной Азии и Кавказа, № 60, зима 1386 г.
  5. Лотфолла Мофахам Паян, Каспийское море, перевод с французского Джафара Хамамизаде, Тегеран, Издательство «Хедаят», 1375 г.
  6. Сайед Расул Мусави, Тегеранский саммит, геополитический реализм. Газета «Иран», специальный выпуск, посвященный Саммиту глав прикаспийских государств, октябрь 2007 г. (мехр 1386).

[1] В частности, Каспийское море называлось такими именами: Абсокун, Акдениз (Белое море), Албанское (Мааре Албаниум), Аркания, Астрабадское море, Астрахагское море, Баку, Баб Альбаваб, Каспий, Ширван, Гузген Дениз, Дейлям, Акгуре Дарья, Хабн Джилян, Джарджан, Гальзам, Газ, Горганское море, Гилянское море, Гирканское море, Каспиус Зава, Хорезмское море, Хазарское море или Хазар, Хазаран, Хорасанское море, Мазандеранское море, Дарья, Махан Сала, Хвалынское море, Сораби, Сихаи (Чини), Табаристанское море, Зарайе и Рукаша .

۱ دیدگاه »

  1. […] БУДУЩЕЕ КАСПИЙСКОГО МОРЯ November 2009 3 […]

    بازتاب توسط 2010 in review « Seyed Rasoul Mousavi — ژانویه 2, 2011 @ 6:27 ب.ظ.


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

پاسخی بگذارید

در پایین مشخصات خود را پر کنید یا برای ورود روی شمایل‌ها کلیک نمایید:

نشان‌وارهٔ وردپرس.کام

شما در حال بیان دیدگاه با حساب کاربری WordPress.com خود هستید. بیرون رفتن / تغییر دادن )

تصویر توییتر

شما در حال بیان دیدگاه با حساب کاربری Twitter خود هستید. بیرون رفتن / تغییر دادن )

عکس فیسبوک

شما در حال بیان دیدگاه با حساب کاربری Facebook خود هستید. بیرون رفتن / تغییر دادن )

عکس گوگل+

شما در حال بیان دیدگاه با حساب کاربری Google+ خود هستید. بیرون رفتن / تغییر دادن )

درحال اتصال به %s

وب‌نوشت روی وردپرس.کام.

%d وب‌نوشت‌نویس این را دوست دارند: